Противопоставление науки и религии лишило Воронеж архитектурного сокровища

09:30
19
Противопоставление науки и религии лишило Воронеж архитектурного сокровища

Этот уникальный объект стоял в центре города буквально до 50-х годов прошлого века, но теперь о нем ничто не напоминает.

На уходящей неделе на улице Орджоникидзе в Воронеже появился новый арт-объект в виде стилизованного маятника Фуко. В 1851 году французский физик, механик и астроном Жан Бернар Леон Фуко наглядно показал, что суточное вращение Земли. Для этого ученый использовал маятник, поворот плоскости которого и показывал вращение планеты вокруг своей оси. Такие маятники существовали в разных точках земного шара, в том числе и в Воронеже. Когда в 1933 году большевики создали из Покровского храма антирелигиозный музей, под устройство было размещено под куполом собора. Арт-объект на Орджоникидзе выполнил уличный художник Ян Посадский. Он, как раз, отразил прошлое нашего города.

Уличный художник отметил, что в своей работе он соотнес науку и религию в единый символ. Дескать, условная траектория движения маятника Фуко в арт-объекте наложена поверх росписи купола Покровского храма. А выполнена эта роспись в технике газового растра.

Как думается, сопоставлять науку и религию – дело не слишком разумное. Эти два понятия существуют совершенно в разных плоскостях, говорят о разных вещах и апеллируют к разным сторонам человеческого бытия. Но этого вопроса касаются редко, зачастую продолжая противопоставлять науку и религию. Как те самые большевики, которые зачем-то делали в православном храме атеистический музей. Более того, однажды противопоставление науки и религии лишило наш город архитектурного шедевра. Речь идет о Троицком Смоленском соборе.

Такое называние храм получал из-за того, что главным престолом в нем был праздник Троицы. Вместе с тем, придельный алтарь отдали Смоленской иконе Божией Матери. Участок, где стояла церковь, несколько веков был за пределами городского вала. Однако на Генеральном плане Воронежа 1774 года появляются новые улицы, такие как, к примеру, Старо-Московская или Большая Московская (нынешние Карла Маркса и Плехановская). Последняя из перечисленных магистралей постепенно стала второй по значимости дорогой в Воронеже.

Большая Московская начала застраиваться новыми каменными домами. Там селились дворяне, купцы. Открывались торговые лавки и общественные учреждения. Однако полностью завершенный и презентабельный вид, в соответствии с представлениями того времени, улица могла приобрести только с открытием на ней церкви. Так и было принято решение возвести на Большой Московской новый собор.

Возведение храма началось в 1779 году. Перед этим губернатор И.А. Потапов выделил земельный участок. И тут начали происходить неприятности.

— Кто проектировал церковь — неизвестно: чертежи не отыскались, а в переписке об этом речи нет, но либо проект был далек от совершенства, либо подрядчики исполнение организовали небрежно. Так или иначе, 30 июля 1789 года почти завершенная церковь рухнула, уцелела только одноэтажная трапезная. В ней был действующий, освященный в 1781 году придел во имя Смоленской иконы Божией Матери. После ремонта и «переделания трапезы» придел был вторично освящен в 1795 году. Основная же церковь неспешно и основательно строилась, наверное, уже по новому плану. Сооружение храма вчерне завершилось в 1805 году, а внутренние работы затянулись до 1822 года. В 1818 году достроили трехъярусную колокольню. Троицкий собор предстал перед воронежцами во всем своем величии и красоте. Купол его имел высоту 52 с половиной аршина (37 метров), а колокольня — 57 аршин (40,5 метра), — пишет в книге «Храмы Воронежа» А.Н. Акиньшин.

Постепенно собор усовершенствовался. Иметь особенность штатного городского храма ему, кстати, пришлось совсем недолго. В 1836 году прежний главный городской собор, Благовещенский, оказался в центре Митрофановского монастыря и потерял свой приход. Функции кафедрального собора перешли к Троицкому Смоленскому храму.

Внутри в церкви, как пишут историки, прихожан поражало великолепие убранства. Это был один из наиболее богатых воронежских храмов. Особо почитаемой там была икона Божией Матери, написанная еще в XVII веке. Прежде этот лик находился в ризнице святителя Митрофана. На колокольне при этом красовались часы с большим наружным циферблатом. Они били не только часы и четверти, но и вызванивали минуты. Это были единственные в Воронеже колокольные часы с боем.

К концу XIX века прихожан у Троицкого Смоленского собора насчитывалось более 2 тыс. человек. В основном, среди них были состоятельные и известные воронежцы. При храме действовала школа, в которой затем учился великий советский писатель Андрей Платонов. Функционировали также попечительство небогатым горожанам, а также шесть каменных домов причта, да еще одиннадцать двухэтажных лавок, арендуемых окрестными купцами.

Троицкий Смоленский храм был открыт и после Октябрьского переворота 1917 года. Однако в 1918 году по требованию секции металлов губсовнархоза были описаны золотые и серебряные предметы. В реестре за подписями А. Спасского и Г. Алферова — 33 наименования. Это богослужебные сосуды, кресты, потиры, лампады, евангелия и иконы в серебряных окладах. В числе прочего драгоценного имущества фигурировал и позолоченный ковш, пожертвованный некогда Иваном Титовым, а купеческому роду подаренный, как значится в документах, императрицей Анной Иоанновной. По той же описи ценности были изъяты в 1921—1922 годах в фонд помощи голодающим. В 1929 году был арестован протоиерей собора Павел Иванович Устиновокий и заключен в лагерь, откуда не вернулся. Недолго оставалось жить и самой церкви. 2 марта 1932 года облисполком принял следующее решение:

— Принимая во внимание, что в наказах избирателей 30/31 годов горсовету имелся целый ряд требований о закрытии Смоленского собора; имеется материал (протоколы собраний заводских и общественных организаций и подписи их до 10 тысяч человек), требующий закрытия Смоленского собора; по перепланировке Воронежа все место, на котором находится собор и прилегающие к нему здания, отводятся под новое строительство со сносом всех построек на этом месте, — решение горсовета от 21.2.1932 года о закрытии Смоленского собора утвердить. Собор передать управлению по постройке магистрали Москва — Донбасс для конторы, чертежной и технической библиотеки, — указывалось в документе.

Железнодорожники были в храме недолго. В предвоенные годы в стенах церкви расположили хлебопекарный завод. Когда же враг пришел на воронежскую землю, то Троицкий Смоленский собор сильно пострадал от бомбежек. После освобождения города храм стали латать, но процесс разрушения был уже необратим.

В конце 50-х годов XX века власти решили отдать целый квартал под институт связи и радиоэлектроники. На этой территории, как раз, и располагался Троицкий Смоленский собор. На его месте было возведено НИИ связи, которое назвали затем «Созвездием».

Конечно, кто-то может сейчас сказать, что храм был уже разрушен. Но, кто мешал его восстановить? Кто-то скажет, что имманентное (наука) для общества важней, чем трансцендентное (религия). Но, что мешает этим понятиям сосуществовать и жить в гармонии? Как-раз для общества вредны войны физиков и лириков, ведь в итоге оно кого-то из них может безвозвратно лишиться.

Илья Ершов

Источник: http://bloknot-voronezh.ru

Оцените новость

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...