Дмитрий Певцов: «В большинстве своем, артисты - несчастные люди!»

18:30
47

С концертом «Шедевры советского кино» в Воронеже выступил известный актер Дмитрий Певцов. Со сцены Дома актера артист исполнил песни Высоцкого, Окуджавы, Шпаликова, «Ты меня на рассвете разбудишь» из легендарной рок-оперы «Юнона и Авось», «Где-то далеко» из «17 мгновений весны», «Город, которого нет» из «Бандитского Петербурга» и другие любимые народом песни, которые уже смело можно назвать «нетленками».

В столицу Черноземья Дмитрий Анатольевич приехал на собственном авто, поэтому никуда не спешил, и предложил зрителям задавать вопросы. На концерте никто не рискнул (а может просто воронежцы не хотели отвлекаться от бархатного голоcа актера), зато после окружили его и засыпали вопросами. Дмитрий Певцов с удовольствием ответил на вопросы каждого, дал автографы и сфотографировался со всеми желающими. А после пообщался с представителями воронежских СМИ.

«Перед пустым залом не буду петь даже за большой гонорар!»

К слову, в зале Дома актера аншлага не случилось. А зря, потому что столь проникновенных концертов, где артист безо всякого пафоса, на равных общается с публикой, а каждая его песня, исполненная в живую, воспринимается каждой клеточкой кожи – буквально до мурашек, я не припомню на своей памяти за последние несколько лет. Да и сам Певцов давно не выступал в Воронеже… Хотя, в январе прошлого года они с супругой – известной актрисой Ольгой Дроздовой – были ведущими губернаторского «Рождественского бала». Но поскольку мероприятие было закрытым, увидеть известных актеров могло очень ограниченное количество воронежцев.

Из-за кулис Дмитрий появился вовремя, но неожиданно. Зрители даже не успели поприветствовать актера, а он, уже начал шутить:

— Не ждали? Так тихо было только в Японии на гастролях, когда мы из-за кулис после третьего звонка не услышали ни одного живого звука. Мы думали, в зале никого нет, а выяснилось, что японцы ждут спектакля в полной тишине, сложив ручки на коленках. Они даже не разговаривают. Я очень вам благодарен, что вы пришли, потому что не каждый решается сегодня пойти туда, где так плотно сидят люди. Спасибо вам за смелость. Да, кстати, для тех, кто случайно заглянул – меня зовут Дмитрий Певцов.

Такое приветствие мгновенно разрядило обстановку, зрители рассмеялись и принялись аплодировать. Облегченно вздохнув, Певцов заметил:

— Я всегда об этом помню, иногда даже говорю – мое существование, так же, как и существование любого спектакля, бессмысленно, если в зале нет зрителей. Да, сейчас мы из-за ограничений вынужденно страдаем — в Москве, к примеру, до сих пор разрешено продавать лишь 50% зала. В Воронеже — 80%, и это уже радует. Вообще театр и любые выступления не под фонограмму — как «эти» полураздетые поют, дай Бог здоровья им и их семьям – не предполагают работы без публики. Конечно, если никого не будет, я могу спеть весь песенный репертуар, но зачем? Даже если мне денег за это заплатят, это будет какое-то бессмысленное и глупое занятие. Мне это абсолютно не нужно, на пустой зал я не буду петь даже за большой гонорар! Хотя во время пандемии у нас была такая история — мы с группой во время этого страшного карантина делали онлайн-концерт, выступая перед пятью перепуганными журналистами в масках.

«Я не певец, я говорю через песни»

— Я вот думаю, вы вообще зачем сюда пришли? Взять автограф и сделать селфи?, — обратился актер к зрителям в самом начале концерта. — Дело в том, что я ведь не певец. Я пою гораздо хуже многих эстрадных певцов. Но радуюсь тому, что еще большее количество людей поют хуже, чем я. А кто-то вообще не поет… Поэтому я вышел сюда не петь, а поговорить о том, что меня волнует – в том числе и через песни. Сегодня мы будем вспоминать шедевры советского кино, а начну я с шедевра из фильма «Вертикаль». Как вы помните, это был режиссерский дебют Станислава Сергеевича Говорухина и актерский дебют Владимира Семеновича Высоцкого – в этой картине он выступил не только как актер, но и как исполнитель песен. Именно после «Вертикали» Высоцкого в лицо стала узнавать вся страна. Его и до этого обожали миллионы, он был знаменит не меньше чем Гагарин. Только фотографии Гагарина были везде, а как выглядит Высоцкий, мало кто видел.

Дмитрий Анатольевич признался, что всегда обожал Высоцкого, поэтому всегда начинает свои выступления с его стихов (в том числе и малоизвестных) и песен. На протяжении полутора часов, что актер выкладывался на сцене, ему аккомпанировала «прекрасный человек, красивая женщина, педагог и гениальный музыкант» Анна Комарова, которая по совместительству является еще и художественным руководителем большого мужского коллектива под названием «Певцовъ-оркестр».

— Нас порой до 13 человек собирается на сцене, и Анна нами руководит, — рассказывал артист.

Концерт пролетел, как на одном дыхании. Может быть потому, что на концерт пришла именно «его» публика. Те, кто все исполняемые песни знал наизусть и с удовольствием подпевал актеру на протяжении всего концерта, те кто не сидит в гаджетах, предпочитая пищу для души.

— Кто зрители Певцова? -задал вопрос то ли себе, то ли залу, артист. — 45+, что меня очень радует. У меня, кстати, уже есть удостоверение пенсионера, я его, правда, не привез с собой. А еще — книжка ветерана труда. Мы все здесь собравшиеся — родом из Советского Союза. Не самая плохая страна, кстати, была. По крайней мере рождаемость точно выше была, чем сейчас в России…

«На первом месте для меня – Господь Бог, потом семья, а затем уже все остальное»

— Дмитрий, в одном интервью вы признались, что пели всегда – начиная с пионерского лагеря. Причем, пели хорошо. Но профессионально стали заниматься музыкой лишь последние лет 20. Что для вас сейчас стоит на первом месте – актерская деятельность, музыкальная, или, может быть, педагогическая?

— На первом, и самом главном месте — Господь Бог. Потом семья, а уже потом все остальное – театр, кино и музыкальные проекты. Я в профессии 36 лет, меня трудно уже чем-то удивить. И у меня тоже нет желания удивлять кого-то в актерском плане. Мне интересно со сцены общаться с людьми о том, что меня волнует. В ролях мне это почти не удается, именно поэтому я стараюсь не участвовать в проектах, которые не несут любовь, радость, надежду.

Мне сложно выделить главное… Кино-то я давно забросил, как и оно меня. Помимо подобных музыкальных встреч, где я говорю со зрителем по душам о том, что для меня важно, у нас с Ольгой есть еще педагогика, наши студенты — живая кровь. Они приходят с горящими глазами и на диком желании играют спектакли. Так играют, что профессиональным артистам у них стоит поучиться.

Мне интересно, что происходит в стране и мире, и очень жаль, что мы так плохо знаем историю. Сейчас вышел блистательный фильм митрополита Тихона (Шевкунова) «Гибель империи. Российский урок» Он основан на фактах, на цитатах, на документах, на конкретных вещах, о которых умалчивала и советская власть, и позднее наши либеральные историки. Мы ничего этого не знаем, а надо бы. Посмотрите, там очень интересные вещи...

— Вы уже почти 30 лет служите в «Ленкоме». После ухода Марка Захарова, многое изменилось в театре?

— С уходом Марка Анатольевича закончилась эпоха Захарова. Скоро уйдут со сцены его спектакли и это будет совсем другой театр. Все великое, авторское, заканчивается с уходом художника. Ничего в этом страшного нет, хоть это и очень печально. Я считаю Марка Захарова своим учителем, он сделал со мной большое количество работ, за что ему низкий поклон и огромная благодарность. Годы работы с ним это самые трудные, но самые интересные для меня. Они принесли много замечательных ролей в мой театральный багаж. Но все заканчивается, что будет дальше Господь не ведает. Через три четыре года станет понятно, куда мы катимся. Или стоим на месте, или падаем в пропасть, или, наоборот. взбираемся на новую вершину.

«Юнона и Авось» — спектакль не убиваемый!»

— Когда вы сменили Николая Караченцова в мюзикле «Ленкома» «Юнона и Авось», не было опасений, что будут сравнивать?

— Нет, таких опасений у меня не было. Я ведь с самого начала своей карьеры играл с великими. Первую свою роль в театре- это был спектакль «На дне» — я играл с Золотухиным. «Мать» — с Иваном Бортником. Потом играл Фигаро, а все вспоминали вариант Театра Сатиры с Андреем Мироновым, затем Гамлета после Янковского. В «Женитьбе» я тоже после Янковского и Броневого играл. Меня это не волнует.

— Трепета не испытывали перед великими?

— У меня всегда было к ним уважение. А что касается «Юноны», это отдельный разговор. Когда происходил мой ввод, пошла кликушеская волна против Захарова. Все вокруг лучше Захарова знали, что нужно делать. Его упрекали в том, что Караченцов еще живой, а он вводит другого актера. Оказалось, что Захаров был прав. Сейчас уже все свелось к тому, что играть может в этом спектакле вообще любой человек. Этот спектакль – не убиваемый.

— За те десятилетия, что вы служите в «Ленкоме», никогда не хотелось уйти из театра?

— Нет, это мой дом. А в доме и семье всякое бывает, но это не повод уходить, хлопая дверью. Я до сих пор играю там любимые роли, которые мы делали еще с Захаровым. При этом я всегда работал параллельно и в других театрах, и в кино, и музыкальных проектах…

«Радость от успеха наших воспитанников не сравнима с самыми высшими наградами!»

— Дмитрий Анатольевич, в интервью Борису Корчевникову вы рассказывали, что в юности мечтали уехать в другой город, поступить в любой институт, чтобы жить в общежитии. Подальше, так сказать, от родительской опеки. Эту мечту вы исполнили, а о чем сейчас мечтаете, спустя несколько десятков лет?

— Я не мечтаю ни о чем абсолютно. Мне бы хотелось бы, чтобы моя семья здравствовала, чтобы те, кто ушли – были живы… Но человек предполагает, а Бог располагает.

— Вместе с супругой Ольгой Дроздовой вы ведете еще и педагогическую деятельность. Ваш курс существует при каком-то вузе или это частная театральная студия?

— Конечно, при вузе. Это институт современного искусства. Он, кстати, не театральный – там, кроме нашего актерского факультета, еще 18 кафедр. Это не государственный институт, но он существует уже более 30 лет. И по коэффициенту полезной деятельности все институты искусств далеко позади нашего.

— Играть самому – одно дело. А «учить играть» тяжело?

— Я не учитель. Работая со студентами, мы сами учимся. Это абсолютно человеческое общение. В педагогической деятельности очень трудно не включиться человечески, и мы с Ольгой не можем формально подходить к процессу. Мы включаемся сердцем, душой – иначе просто не можем… Наши студенты – близкие и родные нам люди и это большая ответственность. Та радость, которую мы испытываем, когда у наших воспитанников что-то получается, несравнима ни с чем — ни с каким актерским успехом, ни с какими премиями и наградами. Круче в жизни радости я не испытывал.

— А вы потом помогаете им куда-то трудоустраиваться? Может быть протекцию составляете…

— Стараемся. И со всеми мы в дальнейшем обязательно общаемся.

— Я читала, что вы с женой даже одну из студенток жить к себе брали…

— Мы ее, собственно, удочерили. Она с нами до сих пор живет.

— Сегодня после концерта вы охотно обнимались с поклонниками, фотографировались и давали автографы. Многие ваши коллеги не идут на контакт. Как думаете, почему?

— Мне о других неинтересно говорить. Все живые люди, у всех нервная работа. Кому-то из коллег тяжело, когда много людей, света… Поэтому и не фотографируются. Артисты в большинстве своем — несчастные люди.

«Сейчас кино снимают продюсеры, а не режиссеры»

— Вы снимались в сериале «Снайпер. Оружие возмездия». Многие считают эту картину «военным новоделом», а вы что думаете? Это честное кино?

— Я считаю, что «Снайпер. Оружие возмездия» – хороший фильм. Я отдал ему большое количество душевных и физических сил, серьезно к нему готовился. Люди, которые его делали, честно этим занимались. Я не могу назвать это новоделом и спекуляцией на теме. Есть другие фильмы, которые таковыми являются, а это честное кино.

— Просто про войну в последнее время снимают фильмы все фантастичнее и фантастичнее…

— Если бы я был хотя бы режиссером, мы могли бы еще поговорить на эту тему. Сейчас, к слову, кино вообще делают продюсеры. Говоря по-русски — администраторы. Люди, которые зарабатывают и вкладывают деньги. Все вопросы к ним.

— Кто из современных актеров вам нравится? Кого считаете достойными продолжателями вашей профессии?

— Я не смотрю современное кино. Но из молодежи это, наверное, Данила Козловский. Он профессионал в высшей степени и при этом потрясающий человек. Козловский делает замечательное авторское кино, которое имеет совершенно «конкретную телеграмму людям». И мне его посыл очень нравится.

— Вы говорили, что сейчас снимают плохое кино. А откуда вы об этом знаете, если вы его не смотрите?

— Нет, периодически я что-то вижу… Но все это какая-то попытка «быстрым монтажом» заменить душу, сердце и мысли.

Источник: https://gorcom36.ru

Оцените новость

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...