Почему мэр Кстенин в своем большом интервью ничего не сказал про зеленую катастрофу Воронежа

15:30
11
Почему мэр Кстенин в своем большом интервью ничего не сказал про зеленую катастрофу Воронежа

Пару дней назад мэр Воронежа Вадим Юрьевич Кстенин дал большое интервью, в котором затронул множество тем.

Он сказал и про генеральный план – документ стратегический, а копья стоит поломать над правилами землепользования и застройки (мэр, правда, забыл упомянуть, что Яблоневые сады к застройке «приговорил» именно новый генплан, переведя зеленую зону в зону застройки, а не ПЗЗ), и про точечную застройку – у мэрии часто нет правовых механизмов, чтобы не выдать разрешение на стройку (опять Вадим Юрьевич забыл упомянуть, что точечная застройка во многом задается генпланом и ПЗЗ, который разрабатывает сама же мэрия, а потом, естественно, не может ему противоречить и выдаёт разрешение на застройку), коснулись даже такой животрепещущей темы, как стрит-арт – мэр сказал, что нужна системность.


Все хорошо, возникает только один вопрос: почему ни слова не было сказано по самой болезненной теме для городской администрации – экологии, и, в частности, по зеленым насаждениям?

Ситуация с озеленением города без преувеличения критическая. За взрослыми городскими деревьями вне парков и скверов нет никакого ухода (кронирование, которое губит дерево, уходом называть не будем). Уже в этом году мы потеряем около 15% озеленения вдоль городских улиц (деревья засохнут или будут близки к этому).

Взрослое дерево нельзя купить, поэтому потери тысяч таких деревьев – это экологическая трагедия для всего города. Однако если примерно рассчитать цену такого дерева и связанных с ним потерь, то в этом году город может лишиться десятков миллиардов рублей (при доходной части бюджета в 24 миллиарда). А ведь если взрослые деревья хотя бы поливать, то потери можно сократить в разы, если не на порядки. Если темпы утраты озеленения сохранятся, то через несколько лет город-сад превратится в город-пустыню, в котором будут только песок и строительный мусор.

Проблема с новым озеленением не менее важна – на воронежском черноземе почему-то ничего теперь не растет. Если судить по центру города, то более 70% молодых деревьев, высаженных за последние годы, утрачены или находятся в крайне угнетенном состоянии.

Все эти вещи жители города могут видеть каждый день своими глазами. Достаточно вспомнить, каким город был еще десять лет назад.

А что мы видим сейчас? Деревья засыхают.

Засыхают рядом с мэрией.

Засыхают рядом с городской думой.

При этом достаточно сравнить одну сторону улицы, где за деревьями ухаживают, и другую, где не ухаживают.

Если бы их хотя бы поливали, то такого плачевного результата не было бы, люди не теряли бы экологию и эстетику города, а сам город не терял бы миллиарды на утрачиваемых каждый год зеленых насаждениях. К слову, петицию о том, чтобы поливать взрослые деревья, мэрия благополучно проигнорировала. Итак, ситуация в городской экологии с зелеными насаждениями крайне серьезная, и ее нужно решать незамедлительно, потому что:

1) Город каждый год несет огромные экологические и эстетические потери, которые нельзя компенсировать деньгами (взрослое дерево нельзя купить – чтобы оно выросло, нужно несколько десятилетий);

2) Город каждый год несет огромные финансовые потери – миллиарды, а то и десятки миллиардов теряются ежегодно на утраченных зеленых насаждениях;

3) Негативная ситуация развивается быстрыми темпами – если тенденция продолжится, то через 5-6 лет Воронеж превратится в пустыню, где почти не будет зелени, а будут только мусор, пыль и песок;

4) Эта негативная ситуация крайне сильно волнует жителей города, это показывают соответствующие опросы.

Теперь, внимание, вопрос. Мэр хоть слово сказал об этой проблеме в своем большом интервью? Нет! Зато он сказал про стрит-арт – какое облегчение.

При этом нельзя утверждать, что в вопросе с зелеными насаждениями ничего не делается. Изменения к лучшему появляются, но тут есть две проблемы:

1) Позитивные изменения даются путем колоссальных усилий общественности, и поэтому эффективность этой деятельности крайне низка. То есть нужно месяцами тратить кучу сил и времени, чтобы добиться самых минимальных изменений к лучшему – и это будут не системные изменения, а, что называется, в ручном режиме.

2) Ситуация с городскими зелеными насаждениями очень плохая. Если тенденция сохранится, то через несколько лет Воронеж останется почти без деревьев — можно сказать, превратится в пустыню. И тут нужно действовать быстро. Аналогично, если вы летите на машине в столб — нужно быстро совершать все возможные действия, чтобы в него не влететь. Если вы будете заниматься своим спасением, но медленно, то исход будет печален. С зелеными насаждениями то же самое. Позитивные изменения есть, но их очень мало, и остановить пагубную тенденцию они не в состоянии.

Таким образом, чтобы добиться значимых системных изменений, нужно, чтобы проблему взял под личный контроль сам мэр Кстенин. Но как это можно сделать, если он даже не озвучивает проблему, не принимает системных мер к ее решению, то есть делает вид, что проблемы нет?
При этом он не может о ней не знать – автор этого материала лично информировал его об остроте проблемы, ее важности и социальной значимости, о том, как сильно она волнует подавляющее большинство горожан. Казалось бы, решение проблемы должно быть для мэра в числе первоочередных задач, но тогда почему же Вадим Юрьевич Кстенин этим не занимается? Загадка.

Глава Института общественного контроля Вячеслав Минаков

Источник: http://bloknot-voronezh.ru

Оцените новость

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...