«Хочу снова ощутить самостоятельность»: как живет и в чем нуждается воронежская девушка-колясочница

20:30
22
«Хочу снова ощутить самостоятельность»: как живет и в чем нуждается воронежская девушка-колясочница

О том, что она больше не сможет ходить, Алина Лямзина узнала в 20 лет: врачи буквально огорошили ее этим известием. Ведь в больницу «скорая» доставила девушку с заброшенной стройки, где она упала на бетон, с многочисленными травмами, но в сознании. Там Алина гуляла с друзьями, и в тот день она должна была вернуться домой к полуночи, а вернулась через пять месяцев – уже в инвалидном кресле.

Прошло 11 лет. О том, каково это – треть прожитой жизни быть инвалидом, девушка рассказала «Горкому36» накануне Международного дня инвалидов, который отмечается в декабре.

Пять лет ада

– В спине два отдела… В голове дыра… Ребра, ногу… Сломала много чего. Одного позвонка сейчас нет, – рассказывает Алина о своих травмах. – Мы были в компании, и я просто из любопытства пошла осмотреться на стройке. Темно было, и я, по всей видимости, упала в какое-то техническое отверстие.

– «Скорая» увезла ее уже через 20 минут, ребята быстро подбежали туда, где она закричала. Мне позвонили и сказали, что надо приехать в больницу. Я увидела дочь в приемном, ей пытались оказать помощь, а она орала на врачей матом – настолько больно ей было. Травмы были настолько серьезными, что про Алину стали говорить, что она живой труп. К счастью, через какое-то время за нас взялся хороший врач, который не дал Алине умереть. Он вытащил ее с того света, – рассказывает мама Алины Валентина.

Длительные обследования, две операции, реанимация: Алина боролась за жизнь назло всем, кто не верил в ее восстановление. Все пять месяцев ада рядом с девушкой была мама.

– Мы выписались за день до нового года. В тот день у Алины кое-как получилось сесть с моей помощью. Мы увидели снег в больничном окне и заплакали, – вспоминает Валентина.

– Уже дома меня валяли, как неподвижного Буратино, потому что впереди был еще длительный период реабилитации и было весьма сложно и болезненно двигаться. Лежала, как бревно, и думала – а как дальше жить? – говорит Алина. – Потом дома меня стали называть терминатором – из-за железной пластины в спине. Я до сих пор чувствую себя первопроходцем на болоте, потому что условия, в которых я оказалась, абсолютно не сказочные.

«Как жить в такой коляске?»

Алину признали инвалидом I группы, она получает пенсию, может рассчитывать на разную социальную помощь и льготы. Вот только не все так радужно, рассказывают в семье Лямзиных. Эти средства уходят на памперсы, которые приходится докупать, лекарства, которые не входят в список льготных, и другие ежедневные расходы. Валентина – пенсионерка, но, как она говорит, вынуждена работать.

– Пенсии инвалида и моей недостаточно на содержание Алины. Я хожу на работу каждый раз на иголках. А если ей станет плохо, а она дома одна? – вздыхает женщина.

– Мама все делает за меня. Она меня сажает, для меня это физически невозможно. Она меня купает, приносит мне еду и воду. В моей комнате и на кухне даже предметы расставлены так, чтобы мне было сподручно, хотя многое адаптировать для меня невозможно (это не практично для родителей – те же настенные ящики или раковина). Продукты, которые я люблю, мама кладет на нижнюю полку в холодильнике, чтобы я могла дотянуться, но все поставить вниз невозможно, так что если я дома одна, то беру только то, что точно не уроню. Ну, и папа меня тоже сажает, когда у него выходные, или, когда он приходит с работы раньше, чем мама, – рассказывает Алина.

За 11 лет девушка «срослась» с коляской, и, конечно, научилась в ней маневрировать по квартире, но сторонняя помощь ей требуется постоянно. Несмотря на то, что квартирное пространство максимально освобождено от лишних предметов, развернуться самостоятельно на маленькой кухне или в гостиной перед диваном – все-таки сложно.

– Разумеется, мы получили коляску от государства, но она мне не подошла. В ней я оказываюсь в некомфортном положении, начинает ныть спина. Как жить в такой коляске? – разводит руками Алина. – К сожалению, пока нет понимания, что все коляски – как одежда. Они должны подбираться индивидуально. Если немного промахнулся с размером, тебе будет тяжело сидеть в такой коляске. А ведь просто пойти и купить первую встречную не получится: нужно учитывать ширину сидения, высоту спинки, длину моей голени, высоту подъема и многое другое, в том числе, травмы человека.

Алина мечтает о коляске-вертикализаторе: она может помочь ей снова наблюдать мир в человеческий рост. Позволит самостоятельно взять яблоко со средней полки холодильника или добраться до балкона – только там Алина сейчас может подышать воздухом: на улицу она не выходила почти три года. Дом, в котором она живет, не оборудован пандусами, лифтом или подъемниками. А выносить Алину на руках, как раньше, ее отцу уже тяжело. Такая вот самоизоляция.

– Есть такая коляска, которая сможет меня буквально поднять и придать мне положение стоящего человека – с функцией вертикализации. Она может позволить мне меньше зависеть от родителей. Я хочу снова ощутить самостоятельность. Более того, подобные коляски необходимы людям, которые не могут ходить, потому что из-за долгого сидения у нас может образовываться застой крови. Мы либо сидим, либо лежим – никакого движения, кровь не циркулирует, а уходит вниз. Ноги постоянно отекшие и опухшие, что несет в себе ряд проблем, например, лимфостаз, варикоз. Могут образовываться язвы, которые долго не заживают. Но с учетом моих габаритов коляска-вертикализатор будет стоить непосильных средств для семьи…

И это при том, что Алина старается не сидеть сложа руки: делает обзоры на косметику и разнообразные товары, иногда продает бижутерию ручной работы. По словам Алины, это хобби, которое вытащило ее из тоски.

Есть мнение

Александр Попов, руководитель учебно-ресурсного центра «Доступная среда»:

– Для любого человека с инвалидностью должен быть разработан оптимальный комплекс реабилитационных мероприятий, который называется «индивидуальной программой реабилитации инвалида». Коляски с функцией вертикализации в таких программах не прописаны, есть отдельно вертикализаторы. Но к выбору технических средств нужно подходить индивидуально. На мой взгляд, важно провести полное медицинское обследование девушки, прежде чем предложить ей коляску-вертикализатор, а еще лучше дать ей «потестировать» это устройство. Часто бывает, что то, что кажется удобным, может не подойти фактически. Нужно понимать, насколько состояние Алины позволит ей пользоваться таким устройством самостоятельно, ведь важно иметь сильные руки и не иметь противопоказаний к использованию.

Еще считаю важным обратить внимание на ряд нюансов. Алина не выходит из дома, она живет на пятом этаже дома без лифта, нужно найти возможность исправить это, она должна социализироваться. Прежде всего надо обследовать дом и вынести решение о невозможности его адаптации и о необходимости переезда. Для этого нужно написать заявление на имя мэра, это письмо попадет в специальную комиссию, которая обследует этот дом. Региону очень нужна программа, которая, получив финансирование из бюджета, решала бы вопросы с обустройством для человека на коляске подъездов и квартир или переездом – в случаях, когда в доме проживания ничего адаптировать нельзя. Также надо подумать о трудоустройстве, дополнительном обучении. Уже стартовал набор на новый специальный конкурс «Путь к карьере», с помощью которого людям с инвалидностью можно пройти стажировки и найти работу.

Фото Алисы Ермаковой

Источник: https://gorcom36.ru

Оцените новость

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...