Ремонт Театра кукол: вентфасад, непонятный цвет стен и отсутствие общественного контроля

15:15
8
Ремонт Театра кукол: вентфасад, непонятный цвет стен и отсутствие общественного контроля

Не так давно с проверкой ремонта Театра кукол наш город посетила заместитель министра культуры РФ Ольга Ярилова.

Событие неординарное, однако мы думаем, что тема данного ремонта интересна не только замминистра, но и горожанам, поэтому давайте посмотрим, что нового у нас происходит с ремонтом нашего любимого Театра.

Из поступившей информации можно выделить три основные темы.

1) Вентфасад – действительно, при облицовке театра будет использован вентилируемый фасад.

Внимательный читатель с хорошей памятью в этот момент насторожится сразу по двум причинам:

— Во-первых, он вспомнит пресс-релиз областного правительства, опубликованный перед Новым годом: «По словам главы регионального департамента строительной политики Сергея Потапова, применение технологии вентилированных фасадов и использование керамогранита даже не рассматривалось. Он пояснил, что эти виды работ взяты лишь для сметного расчета».

Тут уважаемый читатель может задать резонный вопрос: как же так?

Мы со своей стороны можем только сослаться на свой собственный текст, который наш Институт общественного контроля публиковал больше месяца назад, где было написано следующее: «Странное заявление, с учетом того, что подрядчик до этого говорил в СМИ, что здание готовятся обшить вентфасадом. Впрочем, если вас успокоили слова главы регионального департамента строительной политики, то вы рано потеряли бдительность. Читайте внимательно, написано: «применение технологии вентилированных фасадов и использование керамогранита даже не рассматривалось», нигде не сказано, что они не будут рассмотрены и в итоге применены».

Как в воду глядели.

Кстати, депутату областной думы Анатолию Шмыгалеву на его запрос по Театру в числе прочего также был ответ по вентфасаду: «применение технологии вентилированных фасадов и использование керамогранита при проведении капитального ремонта Театра не рассматривалось и было взято для проведения сметного расчета».

Ответ датирован 20 января, а уже 27 января из СМИ мы узнали, что вентафасад у Театра будет. Занятно, что в областную Думу данный ответ пришел уже 29 января, а опубликовал его Анатолий Петрович у себя на странице в ВК 5 февраля. В данном посте он обещал следить за ходом реконструкции вместе с нами, однако про вентфасад не упомянул – скорее всего, просто не увидел упоминаний в СМИ.

— Во-вторых, уважаемый читатель вспомнит, что использование вентфасадов являлось одной из главных причин недовольства архитекторов и общественности, а все потому, что привычные для вентфасада сравнительно большие щели и крепления облицовочных элементов совершенно не подходят для театра:

Чтобы общественность не была настроена однозначно против вентфасадов, нужно дать исчерпывающие объяснения относительно необходимости применения данной технологии, а также о том, как будет решаться вопрос с щелями и креплениями. Пока ничего этого, к сожалению, нет.

2) Неясность с цветом облицовочного покрытия.

В СМИ мы видели серую плитку, которую показывали заместителю министра культуры, при том, что родная облицовка Театра – бежевая. Вполне возможно, что это просто следствие неправильной цветопередачи, однако отсутствие механизмов общественного контроля не дает нам выяснить, что же за облицовка будет у Театра, а ведь это один из ключевых вопросов. Если после ремонта вдруг выяснится, что цвет Театра будет отличаться от изначального, и жители города с удивлением увидят, что внешне это уже не тот Театр, к которому они привыкли, то случится большой скандал, причем уже федеральных масштабов, учитывая внимание Москвы и федеральное финансирование.

3) Отсутствие общественного контроля.

Есть шутка о том, что демократия – это власть демократов. По аналогии многие ошибочно полагают, что общественный контроль – это контроль каких-то отдельных общественников. Нет, общественный контроль – это контроль со стороны всего общества.

Помните прекрасный советский фильм «Служебный роман», там в начале закадровый голос главного героя сообщал: «А это Шура, симпатичная, но, к сожалению, активная. Когда-то ее выдвинули на общественную работу, и с тех пор никак не могут задвинуть обратно».

Так вот, какие-то активные граждане — это не общественники, это просто активные жители города или гражданские активисты – можно по-разному назвать. Такие люди нужны и полезны, это некоторая независимая сторона в принятии решений, состоящая из жителей, любящих свой город (конечно, сейчас мы говорим про позитивную часть активных граждан). Однако общественник — это не активный гражданин. Конечно, для обычного человека, чтобы быть общественником, нужна определенная общественная активность, но задача общественника не продвигать свое мнение при принятии решений, как это делает обычный активный гражданин, а быть своего рода передаточным механизмом между обществом и управленческой системой во власти.

То есть общественник собирает максимум информации о том, что происходит при принятии решений по каким-то социально значимым вопросам, доносит это все до общества, получает обратную связь (пожелания, предложения и т.д.), приносит их обратно в управленческую систему, там принимаются какие-то решения, и цикл снова повторяется.

Стоит отметить, что систему общественного контроля в теории может реализовать и сама управленческая система (то есть чиновники) без привлечения общественников как независимых граждан. На примере ремонта Театра кукол для этого нужно публиковать максимум информации о рабочем процессе ремонта Театра, дать возможность публичного обсуждения (например, в комментариях) и возможность личных сообщений, например, через электронную почту: написал человек, что его волнует судьба Театра, и он хочет сам прийти посмотреть на облицовочный камень, ему отвечают: «Пожалуйста, приходите» и согласовывают время.

Стоит сказать, что перед Новым годом почти все общественные организации города, которые имеют отношения к городской архитектуре, отправили губернатору открытое письмо с просьбой создать экспертно-общественную комиссию по ремонту Театра кукол с целью обеспечения, в том числе того самого общественного контроля, про который написано выше. Однако губернатор никак не ответил на это письмо. До этого департамент строительной политики говорил о том, что общественный контроль при ремонте Театра не нужен, а на наше открытое письмо, которые мы, в том числе отправили губернатору через электронную приемную, ответил областной департамент культуры.

То есть на наше открытое письмо, где мы просили создать экспертно-общественную комиссию, которая в числе прочего организует общественный контроль, нам ответили, что с ремонтом все в порядке. Из ответа департамента культуры можно сделать логический вывод, что создавать экспертно-общественную комиссию не нужно. И так все хорошо. Хорошо, так хорошо. Тем более указали, что информация о ходе строительных работ будет освещаться на сайте Театра кукол. То есть, вполне возможно, что чиновники сами создадут систему общественного контроля. Зачем же мешать людям в столь благом начинании, подумали мы, и решили подождать и посмотреть на результат.

Результат появился, и вот его мы сейчас и разберем.

Но сначала нужно сказать, для чего вообще нужен контроль таких важных проектов со стороны общества:

1) Общественный контроль реализует право граждан не просто на получение информация по общественно значимым проектам, но на доступность и легкость получения такой информации, а также ее полноту и объективность в рамках рассматриваемого вопроса. Ответ на официальный запрос нужно ждать в течение 30 дней, а материал на сайте доступен всегда.

2) Общественный контроль реализует право граждан на участие в обсуждении решений по общественно значимым проектам, то есть реализует систему обратной связи с органами власти.

3) Общественный контроль повышает качество результатов общественно значимого проекта, так как общество, как конечный потребитель результатов данного проекта, объективно заинтересовано в его качестве, которое оно и будет отстаивать.

Разберем теперь результат, который получился у чиновников по созданию системы общественного контроля, исходя из данных задач:

1) Полнота и объективность информирования.

Пока что в новом году мы имеем информацию об одной встрече по ремонту Театра. Данная информация находится на его сайте.

В тексте представлен список присутствующих на заседании рабочей группы, а также 10 вариантов материалов для облицовки фасада.

Сразу возникает много вопросов, например, почему из данных 10 материалов выбрали эти два варианта. Но самый главный вопрос, на который здесь не дается ответа: а как выглядят данные облицовочные материалы (интернет однозначного ответа тоже не дает)? Нет ни фотографий самих материалов, ни тем более фотографий их сравнения с оригинальной облицовкой Театра (на стол кладут два варианта облицовки – старую и новую — и фотографируют). То есть получить какую-то информацию о том, как выглядят варианты будущей облицовки Театра, нельзя. А ведь это один из самых главных вопросов.

Почему не упоминается вопрос с вентфасадом, если заседание прошло 26 января, а на следующей день о вентфасаде объявили в СМИ, остается загадкой.

Другие вопросы: окна, двери, лепнина и т.д., возможно, еще не успели обсудить.

2) Право на участие в обсуждении решений.

Системы комментариев под данной записью нет. Никаких обратных контактов (например, электронной почты) – тоже. То есть никакой системы обратной связи с жителями города в данной информационной публикации не реализовано.

3) Повышение качества ремонта Театра за счет общественного контроля. Тут уважаемый читатель может спросить: почему вы решили, что чиновники (вместе с подрядчиками) не смогут сами качественно провести ремонт? Отвечаем: вопрос не в том, что точно не проведут качественный ремонт (может, и проведут), а в том, что нет высокой степени уверенности, что сделают качественно, а рисковать Театром не хочется.

Почему же нет значимой уверенности в качественном ремонте? Для ответа уважаемый читатель должен задать сам себе простой вопрос: а почему чиновники должны осуществить качественный ремонт? Варианты ответа могут быть следующие:

а) Из любви к Городу, Театру, Прекрасному.

Никто не говорит, что у чиновников и подрядчиков не может быть такой мотивации. Однако стопроцентный факт ее наличия также никак не доказан. Но даже если такая мотивация имеет место быть, никто не даст гарантии, что вкусы людей, принимающих решения, совпадут с вкусами большинства горожан. Приведем пример.

Вот дом по адресу ул. Комиссаржевской, 4а. Раньше там располагалось издание «Коммуна»:

Когда в здание переехали чиновники, они сделали облицовку с использованием вентфасада:

Возможно, что люди, принявшие такое решение, искренне считали, что после этого здание станет красивее, однако действительно ли большинство горожан были согласны с данным мнением?

б) Потому что чиновники обещали, что все будет хорошо, и Театр сохранит привычный облик.

Вспоминается старая фраза: обещать – не значит женится. Историю с вентфасадом мы приводили выше (хотя там никто ничего и не обещал), вопросы с непонятным цветом стен также остаются на повестке. Если цвет будет отличаться от нынешнего бежевого, то это изменит привычный облик Театра.

в) Потому что чиновники понесут всю ответственность за плохую работу, что грозит для них серьезными санкциями.

Тут стоит задать вопрос: а есть ли эта ответственность и связанная с ней система санкций? Ответственность может быть разная:

— Юридическая. К сожалению (или к счастью), закон вряд ли сможет регламентировать эстетическую составляющую ремонта. То есть, если театр получится эстетически плохим, то никакой юридической ответственности, скорее всего, не будет.

— Политическая. Чиновники не избираются, а назначаются, поэтому политическая ответственность для них не сильно важна, если, конечно, они потом не захотят куда-нибудь избраться, например, в депутаты.

— Административная. Проще говоря, губернатор может их уволить за плохую работу. Теоретически – может. Но вот был пример с Управлением по охране объектов культурного наследия, в котором губернатор на прямой линии анонсировал кадровые решения, а их уже несколько месяцев нет. Это снижает у чиновников чувство административной ответственности.

Что касается приезда заместителя министра культуры – она же не будет каждую неделю или месяц приезжать с проверкой.

Таким образом, чиновники не смогли обеспечить ни достаточную информированность горожан о ходе ремонта, ни организовать систему общественного контроля. Прочных гарантий, что чиновники хорошо проведут ремонт Театра, тоже нет. В этой связи привлечение общественности для создания системы общественного контроля выглядит наилучшим решением. Именно поэтому многие общественные организации города и написали губернатору открытое письмо, на которое, к сожалению, от него не было никакого ответа.

Когда различные департаменты пишут о том, что общественный контроль им не нужен, их логику и мотивацию можно понять. Все-таки большинству людей не нравится, когда за ними усиливается контроль, особенно, если это касается траты денег, в частности траты общественных денег на общественные проекты и возникновение в этой связи общественного контроля.

В данном случае, возможно, пресс служба губернатора просто не информировала его, однако если все-таки информировала, то мы не можем объяснить данное решение. С нашей точки зрения предложенный вариант с созданием экспертно-общественной комиссии был бы максимально выгоден губернатору Александру Гусеву: общественные организации – довольны, горожане, которым небезразлична судьба театра, – довольны (так как реализуется система общественного контроля), качество ремонта Театра увеличивается, в Москве в свете всего перечисленного – тоже довольны. Кроме того, если результат ремонта будет не самый лучший, то всегда можно разделить ответственность с общественниками. Теперь же получается, что почти полную ответственность за ремонт Театра перед жителями и федеральным центром несет лично Александр Викторович.

Помните, когда на своей прямой линии губернатор, называя стороны, которые должны были взаимодействовать в ситуации со сносом комплекса зданий хлебозавода №1, перечислил: застройщика, чиновников (управление по охране объектов культурного наследия) и общественный совет при данном управлении. Однако сейчас, если ремонт Театра будет проведен неудовлетворительно для большинства горожан, то снова назвать те же стороны будет нельзя. На письмо о создании экспертно-общественной комиссии губернатор не ответил, и никакого общественного совета не создано, подрядчик делает все, что говорит ему заказчик, то есть чиновники, при этом за счет большого общественного резонанса (в том числе и на федеральном уровне) дело не может не находиться на личном контроле губернатора.

То есть, общественного совета нет, а подрядчиков и чиновников контролирует губернатор. Это значит, что сейчас Александр Викторович несет полную ответственность и перед жителями города и области, и перед Москвой за результат этого ремонта. В случае неудачи губернатор не может сказать, что это общественники и чиновники недосмотрели, потому что общественники хотели прийти, но им не ответили, а за чиновниками осуществляется личный контроль.

Часто в различных ситуациях от чиновников и подрядчиков можно услышать доводы о том, что люди не специалисты (каждый должен заниматься своим делом, если ты не специалист, то ты не поймешь и т.д.). И поэтому граждане не должны вникать в рабочие вопросы, то есть не должны интересоваться, как тратятся их деньги при работе с их собственностью.

Такая позиция и аргументы очень удобны для чиновников и подрядчика. Однако не для губернатора, который в конечном итоге несет политическую ответственность за действия гражданских органов исполнительной власти региона. Поэтому отсутствие ответа на открытое письмо, которое, по сути, означает решение не привлекать общественников к ремонту Театра, для нас не понятно. Возможно, есть нюансы, о которых нам не известно, но в рамках имеющейся информации всю логичные рассуждения мы привели.

Как бы там ни было, здание Театра кукол — слишком ценный для города объект, чтобы мы могли не обращать на него внимание. С другой стороны, все время «стоять с протянутой рукой» из серии «пустите посмотреть», честно говоря, надоедает. Поэтому отправлять второе открытое письмо губернатору по Театру мы не видим смысла. Наверное, придется, как и в случае с хлебозаводом, снова отправлять запросы в Москву: в администрацию президента и министерство культуры, в том числе и приезжавшей к нам замминистра Яриловой.

Вячеслав Минаков, глава Института общественного контроля

Источник: http://bloknot-voronezh.ru

Оцените новость

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...