Кушать придано: система общепита была неотъемлемой частью советского образа жизни

00:15
20
Кушать придано: система общепита была неотъемлемой частью советского образа жизни

Быстро, дешево, сердито. Так каждый советский человек мог сказать про общепитовские столовые. Если у вас в кармане имелась хоть какая-то мелочь, голодным в рабочий день вы точно не останетесь. В 70-е годы средняя цена полного обеда из четырех блюд (первое, второе, салат и компот) была в пределах от 60 копеек до одного рубля.

В заводских – лучше

Доблестный советский общепит не только кормил страну, но и участвовал в просвещении и воспитании. Совместные походы в столовую, беседы за обедом помогали людям лучше узнавать друг друга и сплачивали коллектив. А правила поведения учили хорошим манерам: пришел в столовую – сними шапку и помой руки; поел – убери за собой поднос с грязной посудой.

Кормили в нашей стране по науке: полноценный обед, состоящий из нескольких блюд, появился именно в советское время. Как и нелюбимый многими, но полезный «рыбный день».

Столовые выручали людей и во времена тотального дефицита. Когда прилавки магазинов были пустыми, а на продукты с рынка не хватало средств, только в столовых можно было съесть более-менее приличную котлету или шницель, в которых все-таки присутствовало мясо, хотя в позднесоветский период в них его уже катастрофически не хватало. Но для многих из нас их запах и вкус до сих пор роднее современных деликатесов. Ну а если денег на котлету не хватало, брали одни гарниры: картошку, макароны, рис, перловку или гречку с подливкой. Впрочем, гречка в 80-х из столовского рациона пропала.

Более качественная еда была только в ведомственных или заводских столовых, а во многих общедоступных она являлась, мягко говоря, условно съедобной – с непременным следствием в виде изжоги. В этой связи недобрым словом можно помянуть студенческие столовые – в главном корпусе ВГУ и общежитии на Ф.Энгельса, которую студенты красноречиво называли «Бухенвальдом».

Советский общепит – особенно с современных позиций – конечно же, отличался антисанитарией: посуда и подносы зачастую мылись грязной тряпкой только в холодной воде, но СЭС на это смотрела сквозь пальцы. А также – тотальным воровством дефицитных продуктов питания со стороны работников и заведующих. В доме одного моего знакомого, у которого мать работала в столовой поваром, не переводились шницели явно не домашнего приготовления. Сотрудникам ОБХСС работы хватало, но многие из них не брезговали подкормиться с общепитовских точек, и милиция не могла полностью пресечь вал хищений социалистической собственности, она его, так сказать, только сдерживала.

С талонами на усиленное питание

С общепитом меня связывали тесные отношения и большая дружба. Так вышло, что детство и отрочество прошли в постоянных разъездах по городу – со второго класса я, житель правобережной Гусиновки, учился в левобережной школе №49, что на ул.Полины Осипенко. Рядом со школой, на углу с улицей Ленинградской, было относительно большое и популярное кафе-кулинария, в котором мне приходилось часто питаться после учебных занятий. Любимое блюдо – картошка с котлетой или гуляшом, обильно политое подливкой, и какой-нибудь пирожок с компотом. Кстати, там продавались и полуфабрикаты – те же котлеты, и мама охотно покупала их: готовить дома сложные блюда ей, работнику ВАСО, было попросту некогда.

На кольце у проходной авиа­завода в начале 70-х открылся мощный общепитовский комплекс «Полет», и туда я тоже частенько заглядывал. Там обедали сотрудники ВАСО, в зале на втором этаже их кормили по специальным талонам, а на первом – можно было перекусить всем желающим. Надо было только выстоять очередь в обеденные часы, но к очередям мы тогда были привычными.

В советское время столовые существовали при каждом заводе и крупном учебном заведении, но попасть туда удавалось не всем. Так, на улице Меркулова неподалеку от 2-й проходной размещалась столовка завода СК, в которой питались в основном заводчане, но перепадало и тем, кто мог раздобыть вожделенные талоны. Ими тогда торговали со скидкой или обменивали за магарыч работники предприятия. А питание в этой столовой подавали повышенного качества – ведь на СК было вредное производство.

Посещал я и правобережные столовки: в детстве – заведение неподалеку от остановки «Чижовский плацдарм» от завода «Электроприбор», ну и в студенческие годы – знаменитую «Пельменную» (два зала) на Пушкинской и офицерскую – в одноименном доме на пр.Революции. В пельменную мы частенько наведывались с «фунфыриком», прятали его под столом, хотя о том, что «у нас с собой было», на раздаче, конечно, догадывались: на наших подносах предательски торчали пустые граненые стаканы. Ну а в «офицерской» можно было еще хватануть бокальчик-другой пивка, которое продавалось в буфете.

У дверей заведений…

Да, советский человек мог питаться исключительно в столовых, но эти заведения общепита работали только днем. Вечером – в ресторан. Поужинать в ресторане мечтал каждый советский человек. Более того, зарплаты многих вполне это позволяли. Вот только попасть в ресторан в то время было непросто, особенно – во времена борьбы с пьянством, когда и алкогольная продукция стала дефицитным товаром в стране.

В середине 80-х, когда я уже стал жителем левого берега, мне удалось наладить дружеский контакт с администратором ресторана «Восток», единственного такого заведения на всю левобережную округу. Завсегдатаи наверняка помнят администратора ресторана, суровую на вид женщину – Ан Тимофевну, как называли ее знакомые и подчиненные. Именно она и выручала меня в те времена, когда позакрывались все спецмагазины в районе и даже пиво стало труднодоступным. Для меня и моих друзей Ан Тимофевна всегда находила свободный столик или бутылочку супердефицитного тогда коньяка навынос…

Из правобережных ресторанов мне довелось бывать несколько раз только в демократичном «Воронеже», который находился напротив Кольцовского сквера, и лишь однажды – в считавшемся элитным ресторане «Славянский» (рядом с драмтеатром), куда попасть было крайне проблематично.

Цены в ресторанах были существенно выше, чем в столовых. Но даже трудящиеся с зарплатой в 100-150 руб. могли позволить себе хоть раз в пару месяцев шикануть там рублей на 10-15…

В 60-е и особенно 70-е годы в Воронеже открылись молодежные кафе-стекляшки. Это были большие просторные помещения, с окнами чуть ли не во всю стену. Все в этих кафе было необычно – новаторский интерьер, демократичная обстановка. Кафе пользовались огромным спросом. В Воронеже было несколько популярных заведений: кафе «Мороженое» на проспекте Революции, «Дюймовочка» в парке «Орленок», «Лакомка» около цирка и другие. Мороженое в металлических креманках, эклеры и кусочки знаменитого торта «Прага». Для неизбалованной молодежи того времени не было десерта вкуснее.

Евгений КОНСТАНТИНОВ



Источник: https://gorcom36.ru

Оцените новость

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...